Мы призваны Богом: Изменять жизни, Изменять нацию, Изменять мир. С нами Бог!

пятница, 24 августа 2012 г.

24 серпня День Незалежності України!


Буває, часом сліпну від краси.
Спинюсь, не тямлю, що воно за диво, – 
оці степи, це небо, ці ліси,
усе так гарно, чисто, незрадливо,
усе як є – дорога, явори,
усе моє, все зветься – Україна.
Така краса, висока і нетлінна,
що хоч спинись і з Богом говори.
© Ліна Костенко


24 серпня
День Незалежності України!
Зі Святом брати і сестри!




понедельник, 20 августа 2012 г.

Ты Свободен!!!


Ты свободен!
Ты свободен от духов чувства неполноценности!
Ты свободен от духов саможалости!
Ты освобожден от контроля духов ревности и зависти!
Возьми власть над духом депрессии!
Ты свободен от силы похоти!
Дух колдовства разрушен!
Свяжи духов разочарования в своей жизни.
Ты свободен от беспокойства!
Дух страха связан!
Ты воистину свободен!
Я вижу, как ты превозмогаешь дух горечи и ненависти!
Ты свободен от власти и уз заблуждения!
Всякая твердыня сатанинского уничижения да будет свергнута!
Аминь!

Взято от DagHewardMills



среда, 15 августа 2012 г.

Потрясающее свидетельство!!!


Свидетельство пастора Виталия Вознюка


Конец мая 2007 года. Я чувствовал себя очень уставшим, но не видел этому причин. Мои друзья настояли на том, чтобы я прошел медицинское обследование. Врачи поставили диагноз - рак - и сказали, что жить мне осталось 2-3 месяца. Операцию делать уже было слишком поздно…
Я знал, что мы получили серьезный вызов, приобретая свое здание для церкви. Кто-то должен был принять этот удар на себя. С другой стороны, я понимал, что это мое личное сражение, борьба между жизнью и смертью.
Почему я никому ничего не говорил? Я понимал, что среди окружающих меня людей больше будет тех, которые будут высказывать соболезнования и хоронить меня заранее, чем тех, кто станет со мной в живой вере. И это правда. К большому сожалению, человеческий фактор срабатывает именно таким образом. И я принял этот вызов от Бога. Много было причин для того, чтобы сесть и сложить руки. Если бы я раздал все свои обязанности и дела другим, а сам бы ушел в сторону, меня бы все поняли. Но я не уверен, что сейчас был бы жив.
Когда мы внесли задаток за здание, кто-то как будто открыл краны с ядом. Но я продолжал проповедовать. Я сказал Богу: «Господь! Если Ты хочешь, чтобы я оставил все то, чем я занимаюсь в своей жизни, я готов сделать это. Я знаю, что, пройдя через этот путь, я по-другому буду относиться к жизни и возможностям, которые у меня есть».
Это было несколько месяцев настоящего сражения. Такое сражение является очень утомительным, потому что ты ни с кем не можешь поделиться, не можешь никому сказать: «Мне тяжело». Делаешь вид, что все нормально, идешь и делаешь все, что обязан делать. И нет больше никого - только ты и Бог. Есть диагноз и врач, который говорит: «Ты поздно обратился. С таким диагнозом не живут». И есть Бог, Который еще не поставил тебе такой диагноз. Мне приходилось несколько раз тайком ложиться на 2-3 дня в больницу, чтобы обследоваться, сдавать анализы и при этом врачи делали вывод: «Результаты стали еще хуже!» И я сказал: «Господь, я понимаю, что это битва за наш город. А Ты хочешь этот город дать нам, ведь Ты сказал: «Проси у меня народы». Во время празднования 14-й годовщины нашей церкви мы сделали заявление, что мы перестаем быть церковью Лесного массива, а становимся церковью города Киева. Я знал, что это - цена, которую нужно платить.
И произошел перелом. В августе 2007 года, во время поста я сказал: «Господь! Я пройду через все, что мне нужно пройти, чего бы мне это не стоило». Помню, когда заканчивался пост, сдавая очередные анализы, я чувствовал борьбу между жизнью и смертью. Я понял, что мое тело не может продолжать существовать так дальше. Бог никогда не спешит и никогда не опаздывает. Он приходит всегда вовремя. Произошло чудо. Оно совпало со временем нашего полного расчета за здание. Я увидел Божью победу. В очередной раз я пошел на обследование. Те же профессора меня проверили и сказали: «У вас нет никаких признаков этой болезни. Ничего нет!»
Я рассказал об этом для того, чтобы вы знали: сражение идет не на жизнь, а на смерть. Если ты называешь себя служителем Божьим, дьявол будет тебя атаковать оттуда, откуда ты его совсем не ждешь. Я всегда считал себя здоровым и крепким. Я был мастером спорта, я знаю, что такое здоровье. Испытание пришло в тот момент, когда я не ждал… Я даже не собирался ложиться на обследование, хоть и плохо себя чувствовал. Я пошел сделать кардиограмму и сдать кровь на анализ. Но врачи сразу обнаружили рак.
Я верю в силу Божьего обетования.
Какой вывод мы делаем из того, через что проходим? Бог всегда хочет нас чему-то научить. Мы всегда должны помнить, что на этой земле мы - странники и пришельцы. Наша жизнь находится в руках Божьих. И чем больше ты доверяешь свою жизнь Богу, тем меньше ты ею рискуешь. Если Бог готов забрать меня из жизни прямо сейчас - я готов. Но если Он считает, что я могу еще принести плод для Его Царства здесь, то никакой диагноз не заберет меня из руки Божьей. Даже если саркома выест все внутри меня и останется только оболочка, без Божьего повеления никто не сможет заставить меня отсюда уйти.
Мы должны ценить то, что у нас есть, и делать все, что можем делать сейчас.
Проходя через подобные ситуации в нашей жизни, мы приобретаем новый смысл, начинаем все переоценивать и понимать, что жизнь - это намного больше, чем просто покушать, поспать и порадовать своим присутствием других. Мы имеем предназначение - влиять на этот город, на эту нацию. Чего нам это будет стоить? Жизни! Это будет стоить недоспанных ночей, недогулянных отпусков, недостаточного времени, проведенного с семьей, с детьми; насмешек, поругания, предательства, измены… Но, чего бы нам это ни стоило, мы идем к цели - опустошить ад и наполнить небеса!

Все выйдет

У тебя все выйдет, доверяй Богу и стремись к Цели Божьей!

вторник, 14 августа 2012 г.

...умер в 20, похоронен в 80 лет

   Не знаю, как для вас, лично для меня самое страшное, когда человек вроде жил лет до 20, а потом "умер", а похоронили его в 80 лет. Страшно, когда жизнь человека "замерла"в каком-то временном отрезке и дальше просто ничего. Нет мечты, цели, нет ясной картины, неопределенность, пустота, неуютно, день проходит за днем, жизнь летит... Прожил человек и умер, хотя умер намного раньше. Что еще хуже, так это когда род повторяет предыдущий род, такая "круговая порука" и никто не может из этого выбраться.
   Иной мучается в душе, а выбраться из этого не может, все думает, что же это с ним? Так и хочется сказать:
- Ты умер!
   Я все больше замечаю мужчин, которые стратили, потеряли что-то, допустили хворь смертоносную, убившую здоровье, духовное и душевное.  Как результат, может быть, пьянство, которое никто не может остановить, ничего не помогает, ни уговоры ни лечение. Или он превращается в "овощ". Женщины говорят о них: "ни рыба, ни мясо, все на себе тяну". А мужчина, бедолага, и рад бы что-то сделать, да не может - мертв и точка. И бегает он "по за углам",  от родной жены и упивается пьянством - это в худшем случае, а в "лучшем" живет просто, возможно интеллигентно, спросишь его:
- для чего, для чего живешь, друг сердечный?
    Ну он чего-то умного наговорит, опять же все в том же, "лучшем" случае. Не зря я начал говорить о мужчинах. Чем сегодня можно объяснить, то, что мужчины живут меньше, чем женщина? Я не знаю. Однако вероятность смерти в возрасте от 40 до 60 лет, по прогнозам Института демографии и социальных исследований НАН Украины, в 2020, будет составлять: женщины- 86, мужчины- 241. Это лучше, так как на сегодняшний день все выглядит иначе: женщины - 111, а мужчины - 314. Ужасает.
   Я вспоминаю слова Иисуса Христа: "...ты носишь имя будто жив, но ты мертв". Вот и выходит, что "носишь имя", как бы пытаешься еще кем-то казаться, как бы заявляешь что-то, провозглашаешь делая видимость жизни.
- Мы живем!!!
 Все видимо, но на самом деле, а на самом деле имя не соответствует действительности. Одним словом: имя именем, а запах запахом.
   Все таки, нам стоит посмотреть на свою жизнь, может быть сегодня именно то самое время, когда нужно обратиться к Богу. Может ты бьешься бьешься и уже разбился, а может просто плюнул в сердцах на все и "идет оно все как-то". Один человек рассказал мне свои переживания (пишу с разрешения автора), он рассказал, что все его стремления, желания, которыми он делился с другими (рубаха парень), всегда либо высмеивались, либо вычеркивались. И знаете слова, которые он сказал в своем сердце и которые потрясли меня звучали так: "ай пусть идет все как идет, быстрей бы дожить эту жизнь". По сути в этот момент он умер, только похоронили бы его чуть позже.
  Бог дал нам жизнь и не позволь самому себе, себя умертвить, самоубийство это грех. Даже если это и произошло, обратись к Богу, Господь даст выход, "у Него все живы".

Бог же не есть Бог мертвых, но живых, 
ибо у Него все живы. (От Луки 20:38)





суббота, 11 августа 2012 г.

О бедном пастыре замолвите слово


Прочитал интересную статью "О бедном пастыре замолвите слово". Очень сильно тронули некоторые моменты, потому-что, наверное, сам пастор и понимаю, очень сильно понимаю, о чем пишет автор. Ниже привожу статью целиком.


Вот в прежние времена, я слышал, было хорошо…

Безбожная власть заботилась о том, чтобы пастору жилось не хуже, чем любителю художественного чтения из самодеятельного кружка Дома Культуры Железнодорожников. В советские времена, тоже не все мужики после работы пиво шли пить. Были и такие, кто пел в самодеятельных хорах, играл роли в народных театрах.

А те, кто в Бога веровал, иногда служили пасторами в поместных общинах.

Не скрою, читал о жертвенных и самоотверженных людях, несших в те годы служение в Церкви и получавших за это гонорары не в рублях, а в годах тюремных сроков. Этих людей я и в жизни встречал. Но процент их среди прочих был крайне низок.

Помню, что хорошим считался пресвитер, который просто не мешает христианам служить Господу. А все пасторство сводилось к конферансу во время богослужения (объявить номер гимна, назвать имя следующего проповедника), ломанию хлеба в причастии и редких «треб» в виде крещения (раз в год), наставлению перед бракосочетанием (я не шучу, все наставничество будущих супругов тогда умещалось в одну проповедь непосредственно перед венчанием), и похоронам.

А уж как к проповеди «готовились». В воскресенье по дороге в церковь, обдумаешь две-три мысли и готово! Самоотверженные служители садились за проповедь в субботу вечером. Таких считали героями. Они тратили на подготовку Слова 2-3 часа. Таких уважали и приглашали проповедовать на съездах.

Поэтому неудивительно, что их дети теперь считают, что проповедь в церкви лучше всего сократить до 10 минут, а может быть, вообще выкинуть. Что пастору платить — деньги на ветер. Что пастор — это лузер, которого больше никуда не взяли, а жить на что-то надо.

Осуждать отцов — дело неблагодарное. Во-первых, судьи из нас никудышные да криворожие, во-вторых, место Судьи уже занято Богом.

Лучше поговорим о дне сегодняшнем…

Дело осложняется тем, что большинство и современных пастырей живут по совдеповскому образцу. Хотя при этом требуют высоких зарплат, дорогих автомобилей и шикарных апартаментов.

Они по-прежнему живут, не напрягаясь…

Проповедь, готовят «на лету», выступают в роли конферансье богослужения и много и часто ездят отдыхать в особые места, как некогда пелось: «где я не буду никогда».

А вместе с тем, подрастает плеяда совестливых пасторов, которые живут совсем иначе.

Это о тебе, современный нормальный пастор! О тебе песнь моя!

Ведь ты понимаешь, что прежде чем стать пастором, нужно призвание от Бога. А на то, чтобы это понять и сформировать в себе необходимый служителю характер уходят годы. Пастор не может быть из новообращенных.

Потом надо учиться. Время самодеятельного служения прошло. Надо быть специалистом, ведь пастырь работает не с железками, а с бессмертными душами людей. Лезть с кайлом и топором в тончайший механизм — преступление.

А учиться — это минимум пять лет в разных учебных заведениях. Чтобы знать языки оригинала Писания, чтобы набраться мудрости предыдущих поколений служителей. Да не просто учиться, а во время учебы еще и пахать помощниками служителей в местных церквах, выполняя, как правило, самую непрестижную работу.

А потом, испытательный срок в церкви. И вот, наконец, долгожданное рукоположение. Ты пастор. Но это еще не значит, что у тебя автоматически появляется церковь. Ты ведь, как правило, второй или третий пастор в уже существующей церкви. Или тебя посылают миссионером, открывать новую церковь, а это, как говаривал Киплинг, совсем другая история…

Мы не будем о грустном… Не расскажем о тяготах становления молодой церкви, о мытарствах твоей семьи в чужом городе, без прописки, жилья и медицинского полиса. Не станем лишний раз напоминать тебе о вечной нехватке денег, о том, что у тебя нет, и не может быть друзей, потому что нехристиане считают тебя сектантом, а христиане (напомним) лузером, которого больше никуда не взяли.

Представим себе идеальный вариант. Ты уже пастор в своей церкви. Все проблемы роста остались позади. Теперь тебе платят зарплату, еженедельно попрекая тем, что ты живешь «за чужой счет».

Люди забавны. Они считают, что зарплату должны получать учителя, врачи, психологи, консультанты, юристы, но не пасторы.

Каков твой день? Да ты лучше меня, брат пастырь, знаешь!

Утро… в 7 утра у тебя звонит телефон. Это кто-то из дьяконов решил уточнить, что именно вы решили на том церковном совете, который он пропустил, ибо поехал на дачу, спасать урожай. Ты Просыпаешься, хотя у тебя есть еще законные полчаса, чтобы поспать. Рассказываешь все, и не дай Бог, собеседник уловит тень раздражения в твоей речи.

Тебе нужно помолиться, почитать Библию. Нужно держать себя в форме.

Ты едешь в троллейбусе в свой офис. Да, у тебя есть машина… иномарка… Ей уже 20 лет, ее тебе с барского плеча кто-то подарил. И легче поехать на троллейбусе, чем найти деньги на ее ремонт…

В офисе тебя ждет около 50 писем и сообщений. Кто-то предлагает план реорганизации церкви, кто-то просто ругается, кто-то задает действительно важные вопросы. Ты пытаешься во все вникнуть, привычными жестами отправляя в корзину письма от сумасшедших.

А у тебя еще висит долг!!!

Нужно написать две статьи, подготовиться к лекциям в семинарии или библейском колледже, проверить домашние работы студентов (ты ведь пытаешься еще и подрабатывать, ибо тех денег, что тебе платит церковь не хватает. А пенсии тебе не положено, и жена у тебя не работает, потому что у детей должен быть хотя бы один из родителей). Тебе надо подготовиться к малой группе, к выступлению на конференции, тебе надо вести свой блог и следить за церковным сайтом — ты должен быть актуальным, интересным, начитанным… Иначе ты не поможешь людям.

Наконец, тебе нужно подготовить проповедь.

Ты не Христос и не апостолы. Христос не готовился к Своим проповедям, не писал конспектов, не редактировал свои проповеди. Он был Бог, а апостолы были пророками. Им Господь давал непосредственное откровение. А ты — учитель, дидаскал. Ты как Тимофей. Павел никогда не повелевал ему: «И что скажет тебе Бог, то передай верным людям». Нет, Тимофей должен был учить людей тому, что услышал от Апостолов или прочитал в апостольских Писаниях.

Слушателю на это наплевать. Член церкви не читает книг и не знает разницы между профитией и дидаскалией. Он не знает, что для того, чтобы подготовить проповедь нужно минимум 15 часов.

Ты берешь текст оригинала, делаешь свой перевод, проводишь тщательную экзегезу текста, составляешь гомилетический план, подыскиваешь иллюстрации. Плачешь, молишься, в слезах стираешь все написанное, пишешь заново, молишься, опять правишь текст… И так несколько дней — воскресенье приближается.

В это время пищит напоминалка в телефоне. Сейчас придет семейная пара. У них назревает развод. Им нужно помочь. Ты бежишь на кухню (секретаря у тебя нет, хорошо, если есть кухня), ставишь чайник. Приходят они. Ты говоришь с ними, и их боль становится твоей. За годы ты выслушаешь столько историй о людских бедах, что либо станешь прожженным циником, не хуже патологоанатома, либо тебя самого хватит инфаркт…

Проводив людей, ты вспоминаешь! Сегодня же еще надо посетить ту бабушку, которая уже давно не ходит в церковь. Помощников у тебя нет. Есть дьяконы, но они не получают зарплату и не всегда могут исполнять свои обязанности, ибо они работают, а потом должны отдыхать. Ты же мучаешься от чувства вины, если тебе удалось раз в два года поехать в деревню к родителям на две недели (Какая заграница? Туда ездят чиновники от религии, а ты простой пастор).

Ты мчишься к бабушке, причащаешь ее. Выслушиваешь ее длинный монолог. Ей ведь поговорить не с кем. От бабушки ты мчишься на встречу с членами церкви, которые не могут заехать в офис. Они работают. Ты встречаешься с ними в кафе и только там понимаешь, что обед ты забыл захватить из дома, поесть не успел, а кафешный обед тебе не по карману. Ты делаешь вид, что сыт, заказывая чашечку кофе, непринужденно болтаешь с человеком, попутно решая его духовные проблемы вселенского масштаба. Ты ведь — духовный супермен, у тебя не может быть сомнений, у тебя должны быть готовы правильные ответы на все вопросы. Ошибки тебе не прощают…

За день ты отвечаешь на десятки телефонных звонков. В основном звонят те, кому действительно нужна помощь. Ты назначаешь новые встречи, обещаешь поговорить с пьяницей-мужем,  съездить к больному старику в госпиталь, кстати, там ты успеешь поговорить с его соседями по палате.

Ты возвращаешься в офис, начинаешь писать вторую статью, потом возвращаешься к проповеди, делаешь то, что запланировал… И с тоской смотришь на папку в компьютере, которая называется: «Книга-Черновик». Ты давно хочешь написать книгу. Тебе есть что сказать, но где взять время?

Снова пищит телефон — уже вечер, пора на мужское общение или на малую группу, или преподавать в вечернюю школу, или на занятия по подготовке к крещению, или проводить вебинар. Люди пришли с работы, они жаждут пообщаться с тобой, у них еще больше проблем. Они рады высказать тебе свои претензии и ожидания. Редко кто похвалит или посочувствует. Услышав добрые слова, тебе хочется разрыдаться от умиления.

Около полуночи ты возвращаешься домой. Ты уже много лет не знаешь, что такое прийти домой в 20.00. Дети привыкли. Они даже не ложатся спать. Ты с ними читаешь Библию, с каждым надо поговорить, обсудить школьные проблемы, поиграть. Вы с женой их укладываете, ты вспоминаешь, что так и не пообедал и идешь ужинать. За ужином вы общаетесь с женой. Вы женились по любви, и ваша супруга разделяет с вами все тяготы, она понимает вас, выслушивает, прощает. Вы читаете вместе Библию, что-то пытаетесь сделать по дому. Третий час ночи — вы наконец засыпаете.  Спать вам осталось не более 4-х часов.

В течении неделе у вас — стройка, починка дома молитвы, выезды на конференции, преподавание в семинарии, подготовка проповедей, малые группы, общение, наставление, преподавание на нескольких курсах, посещение больных, написание статей, книг, писем, подготовка к детским лагерям, проведение евангелизаций, запись радиопрограмм и аудиоподкастов, пастырское служение через интернет, вебинары и веб-конференции, душепопечительские беседы без права на ошибку, вытирание соплей, выжимание жилетки, ободрение, вселение надежды, заражение оптимизмом, выслушивание претензий и похвал.

А также, вам ОБЯЗАТЕЛЬНО нужно читать, быть культурным, интересным, разносторонне образованным, духовным, знающим Библию, компетентным, радостным, вежливым, подтянутым, здоровым и еще раз радостным.

А вы не против! Вы действительно находите в этом счастье. Потому что Бог призвал вас быть пастором. Вы не променяете свою жизнь, ни на какую другую…

Вот только платили бы хоть чуть-чуть побольше… Но и это, в сущности, ерунда. Никто не обещал, что будет легко.

Будет непросто, но мы справимся…

О нас замолвил слово Господь!

пастор Павел Бегичев
Взято: protestant.ru

Кто-то сказал, что люди в церкви хотят, чтобы пастор был дальнозорким, как орел, был смелым, как лев, пахал, как вол, а питался как канарейка.

пятница, 3 августа 2012 г.

Дойдя до бесчувствия


Посему я говорю и заклинаю Господом, чтобы вы более не поступали, 
как поступают прочие народы, по суетности ума своего,
будучи помрачены в разуме, отчуждены от жизни Божией, 
по  причине  их невежества и ожесточения сердца их.
Они, дойдя  до  бесчувствия , предались распутству так, 
что делают всякую нечистоту с ненасытимостью.
Но вы не так познали Христа;
(К Ефесянам 4:17-20)

   Читая, сегодня, четвертую главу послания Ефесянам, я остановился на вышеприведенном отрывке. Особенно меня коснулось: "...дойдя до бесчувствия".
    Апостол Павел, говорит, настаивает, заявляет, чтобы перестали жить, как язычники, мысли которых пусты. Почему пусты? Их сознание помрачено. А это неясность, неопределенность, тьма. Тьма в жизни, в бизнесе, в учебе, в восприятии, в будущем, в политике, в экономике и т.д.
   Из-за духовной слепоты и черствости сердец, они отчуждены от жизни, которую дает Бог. Они, кто они? Мужчины, женщины, молодые люди, парни, девушки, политики, врачи, органы безопасности и пр.. Все чаще приходится слышать: "а что нас ждет впереди?". Если это вопрос касается вечности: "да кто знает что будет после смерти? Умру, закопают и все." Вопиющие преступления по отношению к своим детям совершают матери и отцы. Дети восстают на родителей.


    Они дойдя до бесчувствия. Не сразу все произошло. Они дошли. Можно сказать: "шли, шли и дошли". Они не родились грубыми сердцем, дошли. Знаете, как говорится: "дожили". Сегодня человек может лежать на земле и к нему большая часть людей не подойдет, потому что большая часть людей, будет думать, что это просто пьяница, а мы нормальные люди, а то, что это прежде всего человек, это, почему-то, не приходит на ум, да вообщем-то и понятно, почему.
   Но ведь так сразу не было. Сегодня будут убивать человека и у меня огромное сомнение, что кто на это адекватно отреагирует. Можно сказать: "жизнь сейчас такая!". Возражу. Есть жизнь которую дает Бог, через познание Господа и Спасителя Иисуса Христа и обновление нашего ума.
    Разве человек сразу становится грешником? Разве человек сразу отступает от Бога? Разве человек сразу покидает церковь? Разве человек сразу становится клеветником, злым, вором, сплетником, диктатором... Почему, когда человек приходит на работу, его все устраивает, а потом, оговорюсь это касается не всех, но почему потом появляется недовольство? Почему человек доволен церковью, а потом недоволен? Почему сегодня доволен женой, мужем,
а через время полон претензий? Получается - шел, шел и дошел.
   Мы не так познали Христа!
   Дорогой друг, не дойди до бесчувствия, не дойди до черствого, каменного, грубого сердца, это приносит помрачение и погружает человека во тьму.

И дам им сердце единое, и дух новый вложу в них, 
и возьму из плоти их сердце каменное, и дам им сердце плотяное,
(Иезекииль 11:19)

среда, 1 августа 2012 г.

Евангелизация

Дорогие Друзья!
7 августа, в 18:30, состоится евангелизационное служение, в котором примет участие команда служителей из города Желтые Воды.
Обратите внимание, место проведения изменилось: площадь ДК им. Ленина.
Молитесь о предстоящем событии.

Вы письмо Христово.


Вы - наше письмо, написанное в сердцах наших, узнаваемое и читаемое всеми человеками;  
 вы показываете  собою , что вы - письмо Христово, через служение наше написанное не чернилами, но Духом Бога Живого, не на скрижалях каменных, но на плотяных скрижалях сердца.
(2-е Коринфянам 3:2-3)


   Когда-то я прочитал выражение: "На Родине, ты представляешь свою семью, а вдали от Родины, ты представляешь свой народ".
   Мы, христиане, рожденные свыше, исполненные Духом Святым, вдали от своей Родины. И мы представляем: в своем городе, поселке, селе, деревне, улице, доме, представляем: Бога, Святую Церковь и христианство, как таковое.
   В 1 послании Фессалоникийцам 4:12, апостол Павел пишет: "чтобы вы поступали благоприлично с внешними...". Внешние, это люди, которые находятся за пределами церкви, мирские. Иными словами: "чтобы  посторонние вас уважали".
   Друзья, для "посторонних, для внешних", даже если это и наши родственники, мы являемся письмом Христовым.  Мне горько слышать высказывания, в адрес Церкви, когда из-за "странных", не христианских, действий, порочится имя Христово, имя Церкви и имя служителей церкви Божьей.  Мы для них письмо Христово, мы представляем христианство, Церковь Божью, в безбожном обществе, на производстве, в бизнесе, в своей семье.
   Речь не идет о том, чтобы нам как-то напрягаться перед внешними, показывая несуществующее: "вот какие мы". Нам не нужно формально, перед внешними соблюдать какие-либо стандарты, при этом выдерживая общую форму "внешнего обаяния", а на самом деле, оставаясь один на один, быть "последним гадом". Иными словами, "на людях", я не ору на супругу, но разрываюсь криком дома, при детях. Нам нужна жизнь, которая лишена двойных стандартов.
   Ты представляешь свою Церковь. Опять же горько слышать, когда люди со стороны, говорят, что-то типа: "так вот вы какие, верующие" или "это у вас все такие?" или "понятно чему вас там учат". Как-то наши родственники задали вопрос моей жене:
- скажи, а вот этот человек к вам ходит в церковь?
- уже нет - ответила моя жена, раньше, да, а сейчас нет (и Слава Богу)
- а почему вы задали этот вопрос? - поинтересовалась моя супруга.
И они поведали о том, что же они прочитали в этом "письме Христовом".
   Знаете, наши действия, слова, возможно жизнь в целом, может кого-то приблизить к Богу, кого-то удалить от Бога, может кого-то приблизить к Церкви или напротив, человек и слышать ничего не захочет, потому что он столкнулся с церковью в вашем лице.